Клуб подводной охоты «Белый медведь»

Отпуск, восторги и разочарования, освоение новых мест, упущенные моменты и добытые трофеи.

12.07.2007

В первые дни отпуска случилась у нас встреча выпускников, там мы и встретились два деревенских подвоха. На зеленой, за стаканом «чая» мой однокурсник поведал мне об огромном количестве рыбы обитающей в его «заветных» местах и о том, как он нос к носу столкнулся там с сомом и как он чуть не наложил сами знаете чего и куда. И решили мы на следующий день отправиться на подводную охоту. До его деревни я добирался как всегда на мотоцикле, дальше ехали на его машине. Преодолев пару пересохших канав и полей где из травы видно было только крышу шестерки, мы добрались до «заветных мест». Места эти оказались в устье, где сливалась наша маленькая речка с более крупной рекой. Нырять с бодуна было тяжело. Да еще течение, такое, что и ласты не помогали. Крупной рыбы, как и заветного сома, там не оказалось, настреляв килограмм 5 довольно крупной сороги, мы вернулись домой. Сидя в гостях у моего одноклассника и слушая его рассказы о том, что в реке, в которую впадает наша речка нырять бесполезно, и что там рыбы нет вовсе, я решил, что туда не стоит ездить. Но интерес все-таки остался. 

            И вот однажды один из моих знакомых, заядлый рыбак, позвал меня порыбачить на кораблик. Я естественно прихватил «мешочек» со снарягой. Мой кораблик плыть не хотел, а у друга клевало, но слабо. Вода была прозрачна, вполне пригодна для ныряния и на берегу меня ни чего не удерживало. Упавшая с берега в воду сосна стала мне отправной точкой. Крона ее была полностью в воде, с нее я, и начал обследование новой реки. Встретив не большого судачка и не успев выстрелить, я решил нырять ближе к руслу. Буруны на поверхности воды говорили о наличии там коряг. Глубина была метра три и сильное течение. Под водой лежало дерево вместе с ветками и корнями, под ним взад-вперед сновали язи, когда я вынырнул за глотком воздуха, по моим глазам и воплям мой друг понял, что его рыбалка на кораблик накрылась медным тазом. Охота началась, и первый же проплывающий мимо меня язь оказался на берегу. Стрела угодила точно в хребет. Охота шла с переменным успехом, язи не стояли на месте, и стрельба по ним была делом не легким. При попадании стрелы в ребра пару раз случались сходы, на гарпуне оставался лишь пузырь. Приближаясь к комлю дерева, а точнее к корням, стали встречаться и судаки, теперь я уже не стрелял сразу в язей, а, внимательно осматривая каждый сучек, искал там белеющие хвосты судака. Случалось, что судак и язь стояли в нескольких сантиметрах друг от друга, и тогда выбор падал на первого. Сразу за первым деревом, лежало второе, рыбы там было ни сколько не меньше. И я плавал от одного к другому и стрелял, пока окончательно не разогнал всю рыбу. На берег я вылез с кучей впечатлений и рыбы и еще я ругал себя за то, что раньше не приезжал на эту речку. Мой друг от увиденного просто обалдел. Сняв с меня снаряжение, он полез в воду в поисках добычи. Но на мели рыбы было мало, однако даже на глубине полутора метров, ему удалось таки подстрелить парочку не больших язей. Друг мой упорно не хотел нырять на глубину, поэтому охота его была не столь удачна как моя. Отогревшись на берегу, я продолжил освоение новой реки. Выбрать место для ныряния, «не зная броду» было делом не легким. Я не знал ни глубин, ни мест скопления коряг… Решение нашлось само собой. Крутой яр вниз по реке заканчивался зарослями кустов, чуть ниже река делала поворот практически на 90 градусов, там был огромный омут, плюс ко всему там еще впадала река, на которой я обычно охотился. Место было привлекательное, но один вид крутящейся воронки, нагонял на меня ужас, и я не решился… Выше омута, под берегом было много кустов смытых водой, да и глубина была метра два. Я решил начать с них. В кустах рыбы не было вовсе, ныряя раз за разом, я смещался все ближе к руслу реки. Глубина возрастала, я не знаю, сколько там было метров, но уши давило все сильней и сильней (о продувке ушей я тогда и понятия не имел). Нырять наугад, практически в никуда, было страшно, но охота пуще неволи. И вот в один из таких нырков я наткнулся на завал. Он вырос перед глазами внезапно, и даже напугал меня, но страх быстро улетучился, когда я увидел торчащую из кустов голову язя, думать было не когда, да и воздух кончался, я выстрелил и сразу наверх. Пока насаживал рыбу на кукан, если куканом можно было назвать проволоку скрученную в виде булавки, меня снесло, и место пришлось искать снова. Я не знаю, натыкался я на новые коряги или все на те же, но когда я на дне находил их, то всегда дело заканчивалось выстрелом. После не продолжительного ныряния, а нырял я около получаса, на моем кукане оказалось четыре язя и один судак. Так закончилась моя первая рыбалка на большой реке. Был поставлен новый рекорд по количеству и качеству добытой рыбы. Тринадцать язей и семь судаков вез я домой. Огорчало только отсутствие трофейных экземпляров, вся рыба была от 1 до 1,5 килограмм. 

            Осень выдалась на редкость удачная, отсутствие дождей сделало воду прозрачной, а безоблачная погода позволяла по долгу находиться в воде. И случилось мне отбыть по делам из родной деревни, и на несколько дней позабыть о подводной охоте.

По пути от автобусной остановки до дома, я увидел своего знакомого любителя рыбалки на «кораблик», он возбужденно махал руками приглашая, меня зайти к нему. Я зашел, и как оказалось не зря, два жереха килограмма по два и несколько язей валялись на траве, а знакомый взахлеб рассказывал, как он удачно порыбачил на кораблик. Поведал он и о сорвавшемся жерехе, весившем N-ное количество килограммов. Как истинные рыбаки, мы решили ехать с утра рыбачить на кораблик (я даже кораблик себе сколотил). И вот утром следующего дня оседлав «Яву» с коляской мы поехали на рыбалку, снарягу естественно я тоже прихватил. Свой кораблик я так и не стал разматывать, решил посмотреть за своим напарником. Сидя на берегу и любуясь восходящим солнцем, я думал о смысле жизни. И еще я думал о заветном соме, уж очень мне хотелось на него взглянуть. Суета на берегу вернула меня на землю. Это Вова (так звали моего напарника) вываживал подьязка. Время шло, после восхода солнца утомившись от ожидания клева, а мой напарник так ни чего больше и не поймал, я решил, что пора действовать. Место было подходящее завал из топляков, течение и не большая глубина, все говорило о возможности легко взять рыбу. Единственным препятствием был Вова. Он упорно твердил, что тут рыбы нет, что он ее всю выловил и что здесь нырять мне он не даст. Река большая, подумал я, и, взвалив мешок на плечи пошел вверх по течению искать счастья. Впереди был шикарный пляж, с белым песком, а на противоположном берегу, крутой яр, на котором чернел лес. Подмытый лес всегда падает в воду, решил я, и стал облачаться в свои подводные доспехи. Однако мое внимание привлек не большой бурун на середине реки, и я решил обследовать это место. Это был завал из топляков, сильное течение, глубина была чуть больше человеческого роста. Завал был не большой, десяток топляков беспорядочно валялись друг на друге. Зато в вымоине под ними стояли язи, большие и маленькие, считать было не когда и я начал охоту. Помня об удачном опыте стрельбы по двум язям сразу, я решил первый выстрел сделать именно такой. Выбрав пару язей, я выстрелил, они рванули в разные стороны, и первая мысль была про двух зайцев, но муть прошла, и я обнаружил на своем лине двух приличных рыбин. Дальше все было по плану нырок, выстрел, подъем наверх. Однако под водой все по плану не бывает, кончилось место на кукане, пришлось чесать на берег и освобождать кукан. Вернувшись, я надеялся, что рыба там еще есть, но беглый осмотр ни чего не дал. При более тщательном осмотре я обнаружил в самом центре завала, щель между двумя бревнами, несколько язей нашли там свое убежище, но только не от подводного охотника. Щель между бревнами была достаточной для выстрела, и я выстрелил. Выстрел был точным, рыба рванула в сторону, гарпун где-то переклинило. Короче ситуация получилась веселая, рыба на лине, гарпун в корягах, и не достать ни то не другое. Попытался поднять бревна, не получилось. Стал подкапывать песок, тоже безнадежно. В конце концов, решил просто расширить саму щель. С помощью ружья, рук, и какой-то матери мне это удалось. Высвободив гарпун и рыбу, я поспешил на берег, четырнадцать язей не плохой улов из-под одной коряги. Рыбу и снаряжение оставил на пляже, а сам пошел дальше наблюдать, как люди «плавают» на кораблях. Дела у напарника были безнадежные, и мы решили ехать домой. Однако когда напарник увидел рыбу, то решил-таки обстрелять свои коряги. После первого нырка в топляках, в которых как он говорил «нет рыбы», Вова не мог ни чего сказать. Он жестикулировал, размахивал руками, и называл одну цифру, значение которой ни кто не может разгадать. Но я ему напомнил, что у него есть ружье и что не мешало бы и мне посмотреть, как эта рыба выглядит. И Вова начал отстрел, одного за другим, доставал он язей из-под коряг и выкидывал их на берег. Практически новичок, сумел настрелять за какие-то полчаса 8 язей. Я немного завидовал ему, так как его путь под воду был на много короче чем мой. Я снова облачился в костюм и полез искать счастья. Найдя завалы топляков лежащих вдоль реки, я начал медленно их осматривать, в топляках беспокойно сновали не большие язи, после первого выстрела муть, поднятая убитым язем и моими ластами, испортила всю картину. Видимость пропала напрочь. Нырнув в очередной раз, я практически уткнулся носом в большую голову, торчащую между топляков. Шанс упускать было нельзя, и я выстрелил. Это был большой голавль, самый большой, которого я убивал. Подождав, пока муть осядет я подстрелил еще пару язей и не большого голавля. На берегу меня поджидал мой напарник и не знакомый мужик который, увидев нашу рыбу начал живо интересоваться стоимостью ружья, и всего остального. Вот так я победил миф о том, что если рыба не клюет, значит ее нет в мыслях, наверное, самого азартного рыбака нашей деревни. А голавль потянул на 2,2 килограмма и до сих пор является самым большим голавлем в моих трофеях. 

            Отпуск продолжался, и, отбросив в сторону кораблики, я и мой напарник решили поехать на серьезную охоту. Подготовились к охоте соответствующе, чай обед, шерстяных носков набрали (неопреновых не было), перчатки резиновые. И пустились в путь. Место выбрали тоже на наш взгляд рыбное, а уж сомов по рассказам моего напарника там было видимо-невидимо. До места мы не доехали метров 500, пришлось идти пешком, таща на себе все снаряжение. Но напарник мой не выдержал искушения слазить еще раз в коряги, в которые накануне он так удачно занырнул. Язей уже там не было, зато чуть ниже судьба подкинула ему судачка килограмма на полтора.

Место было достаточно живописным. С одной стороны песчаный пляж тянулся к горизонту, с другой крутой яр, красный от обилия глины. И в месте, где река делала поворот, казалось, что эти две противоположности встречаются. Следов человека не было, лишь кучка дров, приготовленная каким-то запасливым рыболовом к осенней рыбалке на налима, говорила о том, что здесь все-таки бывают люди. Осмотрев берег и обнаружив на противоположной стороне кусты, свалившиеся в воду, я решил обследовать их. На глубине примерно в три метра лежала огромная сосна, на ней ивовый куст из-за которого, доступ к лежащей на дне сосне был ограничен. Под сосной были видны хребты язей, попасть сверху одинарной стрелой было сложно, но я все-таки попробовал. Первый выстрел был удачным, а два другие лишь взволновали язей и они уже не стояли тупо под бревнами, а медленно стали перемещаться с одной стороны сосны на другую. Пришлось подныривать под куст со стороны русла реки, рискуя быть прижатым к кусту сильным течением. Охота пошла успешнее, практически каждый нырок заканчивался выстрелом, сколько убил рыбы, я не считал. Кукан расстегивался пару раз и рыбу приходилось подбирать со дна, на берег я вытащил 10 язей и судака. Напарник нырять на глубине не стал, а пошел чуть выше, где глубина была метра 2, но рыбы было не меньше. Застрелив 11 язей, он стал переплывать реку. Плыл на спине, позабыв про то, что булавка кукана затягивается если плывешь на животе и расстегивается если плыть на спине. На берег он вышел с тремя язями, и жутко сокрушался по уплывшей рыбе. Погода портилась, и начинал моросить дождь. Мы попили чайку, перекусили и стали жечь костер, все-таки была середина сентября, а в костюме 5,5 миллиметров без носков и перчаток было достаточно холодно. Немного отдохнув, я переоделся и полез обратно в воду. Мне не везло я не мог найти подходящего места, дождь усиливался, и видимость на глубине стала хуже, убив лишь двух судаков по килограмму, я стал переплывать речку. Не повторяя ошибки своего напарника, я решил пронырнуть русло реки. В воде было темно, и тут я увидел темные тени, проносящиеся мимо меня, это были лещи. Выстрел и стрела угодила прямо в рот леща, трепыхнувшись несколько раз, лещ ушел, а стрела медленно опустилась на дно, я устремился за ней. Опустившись на дно, я увидел не забываемую картину, у самого дна, шла стая лещей, и не таких в которого я выстрелил, а огромных. Увы, стрела моя была на дне и пока я заряжал ружье, стая исчезла в никуда. В очередной раз поругал удачу, которая повернулась ко мне задом. Спускаясь по течению, со стаей лещей я видел, что в стороне от меня было какое-то затемнение, и я решил его найти. Это был завал из топляков, напоминавший шатер. У подножия шатра стоял не большой судак, но спусковой крючок заскрипел, судака и след простыл, или осел. Очередной раз выругавшись матом, я стал обследовать коряги. В вымоине под бревном я увидел огромный белеющий хвост судака. Руки задрожали, будь-то кур, я воровал, осторожно чтобы не спугнуть я стал выглядывать из-за бревна. Не веря в свою удачу дрожащими руками я нажимал на курок, выстрел и вот он метнулся вперед, боясь что судак сорвется я схватил его руками и понес на берег, неужели фортуна улыбнулась мне думал я!!! На берегу, изобразив танец ликующей обезьяны, все же самая большая рыба которую мне удалось подстрелить, а судак тянул как мне казалось килограмм на пять (фактически три), я полез обратно в реку. Дальнейшее обследование шатра мне ни чего не дало в стороне от топляка лежал какой-то белый предмет, напоминавший выцветшую и окислившуюся банку из под селедки. Нырнув с другой стороны, я увидел мелких подлещиков снующих между бревен, но они выстрела не заслуживали. Нырнув последний раз, я попытался засунуть маску как можно дальше в завал, мне это удалось. Внимание мое привлек топляк, вернее его кусок, видно было сантиметров 30 его, уж больно он гладкий был, а вверху виднелся маленький бугорок, рассматривая топляк с 20 сантиметров, я увидел 2 плавника пятнистого цвета. Ни чего себе щука, подумал я. Если ее ширина 15 сантиметров, то какая же длина. Стрелять надо в голову решил я, только где она? Нырнув с другой стороны, я стал приближаться к белеющей банке из по селедки, до банки оставалось сантиметров 30, когда приглядевшись я увидел маленький глазик и усы. Это была не банка, это был сом, он лежал на боку, и нижняя челюсть своим полукругом ввела меня в заблуждение. Вот она голова надо стрелять. Мое РПП-1 казалось игрушкой по сравнению с головой. Я выстрелил! Что там началось! Резкий рывок чуть не вырвал из рук ружье, топляки зашевелились, муть ни чего не видно, а воздух уже на пределе. Чтобы не лишиться ружья я заклинил его в корягах и наверх за воздухом. Муть унесло течением, с одной стороны шатра торчало мое ружье, с другой одиноко болталась стрела. Второй сом, которого я заметил первым, то же ушел. Остался я и куча разочарований. Матерясь и ругаясь, я вылез из воды. Ругал себя за то, что лямка короткая, что ружье не подкачал, короче настроение никакое, не радовал даже убитый судак. А тем временем напарник делал успехи, ему опять везло. Наученный горьким опытом, он не стал таскать рыбу с собой, а повесил кукан на куст, и потихоньку одного за другим вешал на кукан язей и судаков. Но в один прекрасный момент я заметил, что с моим другом творится что-то не ладное. Нырять стал чаще не продышавшись, схватит воздуха и назад. Наконец-то нанырявшись вволю он стал переплывать реку, в этот раз без потерь. Суету свою объяснил так. Когда нырял увидел хвост огромной рыбы, к рыбе было не пробраться, и он выстрелил в хвост, стрела прошла насквозь, рыба рванула и порвала линь. Естественно он стал нырять искать стрелу, и не успокоился, пока не нашел. Сняв с него костюм, я решил еще раз проверить коряги, где встретил сома. А напарник подтрунивал, ружье подкачай, говорит. Не проплыв и трех метров, я увидел сома, он лежал на песке к верху брюхом и шевелил жабрами. Боясь, что он уйдет, я выстрелил еще раз, на этот раз удачно. Видел бы кто глаза моего друга когда я не успев нырнуть в воду уже вытаскивал сома из воды. Осмотрев сома, мы увидели, что рана от первого выстрела сквозная. Радости не было предела. Довольные и усталые мы тащились к мотоциклу. Мешок со снарягой и мешок с рыбой были тяжелой ношей. Возвращались затемно, заехав в магазин, к Вовиной подруге мы взвесили убитую нами рыбу, общий вес рыбы был 40 килограмм, 11,5 весил сом, 3 судак. Устроили не большую пирушку по этому поводу. Потом болела голова. Так закончился мой отпуск, и пока самый удачливый сезон в моей жизни. Была правда еще одна охота. После того как я убил сома, по деревне поползли слухи, и не только по деревне. Мои друзья из города решили съездить со мной на рыбалку. Привезли меня в тоже место, и я поплыл, рыбы было мало. Убив лишь судака и язя, я плыл в толще воды, когда увидел топляк, он был клинообразный, и до меня дошло, это сом! Пока я щупался, поправляя лямочку, сом медленно развернулся и ушел, как завороженный я не успел в него выстрелить. Пусть растет, подумал я и поспешил на берег.

Зайцев Валерий

 

Комментарии

18.12.2007 14:16:00

ПО Зайцева Валеры

....ну сильно...а ведь я в тех местах нырял....и скажу вам неплохо..но сома не встречал.

Добавить комментарий

ФИО:
Электронная почта:
Тема:
Комментарий:
Для отправки комментария введите число, изображенное на картинке