Клуб подводной охоты «Белый медведь»

Мои первые шаги в воду.

28.06.2007

Когда мне было 11 лет, и я еще не умел плавать, мне посчастливилось увидеть подводный мир Черного моря своими глазами…

С подводным миром речушек в окрестностях моей деревни я познакомился значительно позже. Работая как кони, на родной колхоз, на заготовке сена, мы увидели лазящих по корягам, и свалившимся в речку кустам пацанов из соседней деревни. Они «кололи» рыбу, у нас это так называлось. Дух соперничества овладел нами! Чем мы хуже, решили мы и взялись за дело.

Маска «Акванавт» валялась где-то в сарае без стекла со времен поездки на море. Оттереть ее от пыли и вставить стекло было делом не трудным, сложнее было с острогой, но мы ее быстро сделали, примотав нержавеющую вилку из столового прибора к палке от детской кроватки. Вот и все снаряжение с которым мы полезли познавать подводный мир не большой, но по нашим понятиям рыбной речушки. Жару поддавали воспоминания о двух подвохах охотившихся на нашей речке осенью в подводных костюмах, десяток судаков на двоих для нас казался непомерно богатым уловом. Используя многолетний опыт хождения на рыбалку, с удочкой и спиннингом, вспоминая все оторванные крючки и блесны, мы сделали первый шаг под воду.

Первые шаги под воду оказались не такие уж и легкие, как казалось в начале. Рыбы было не много в основном мелкая сорога, да и ту нашей чудо острогой было ни как не взять. Куча шелухи вот и вся добыча, с которой мы приехали с нашей первой нырялки. Но рвения у нас не убавилось, утром следующего дня взяв десяток гвоздей и чекушку самогонки мы помчались к местному сварщику, который и сваял нам убийственную на наш взгляд острогу. Ей то я и убил свою первую сорогу. Вторая охота была на наш взгляд просто чудом, нырнув метра на 2 в не большом омуте, я обнаружил косяк сороги вперемешку с подлещиком. На втором нырке подлещик естественно весь разбежался, но сорога осталась, и я начал судорожно работать острогой. Чешуя летела в разные стороны от неказистых и тогда еще не отработанных ударов, рыба то оставалась на остроге, то уходила, то всплывала перерубленная пополам. Итог подводного беспредела полтора десятка сорог. Я был счастлив оттого, что наколол больше всех рыбы, и оттого что вообще приеду домой с рыбой.

Подводная охота захватила нас начисто, все дни мы проводили на реке, лазая на полутораметровой глубине, а местами и меньшей, по топлякам. Нырянием это можно назвать с большой натяжкой, так как ползали на корячках, по мели и корягам толкаясь ногами от дна, если глубина не позволяла ходить по дну, то ныряние сводилось к плюханью маской в воду и при помощи работы рук и ног добирались до коряг, и, ухватившись за них искали рыбу. Тогда мы считали, что так и должно быть. В поисках крупной рыбы мы снова и снова мчались на речку, и встреча с ней не заставила себя долго ждать. Первую крупную рыбу встретил один из моих друзей, рыба оказалась язем. Результат, куча чешуи и растопыренные в разные стороны зубья нашей чудо остроги. Язь ушел. Когда ситуация повторилась несколько раз стало ясно, что плетью обуха не перешибешь, и в этой кажущейся для нас критической ситуации один из моих друзей решил использовать давний способ добычи рыбы, с элементами подводной охоты. Суть была следующей, найдя под топляками рыбу, взмутив вблизи топляка воду, приятель пускал в ход руки. Как абориген, нащупав под водой рыбу прижав ее к топляку, он отправлял ее в «садок». Садком и куканом одновременно служили трусы ныряльщика, если берег был далеко или выкинуть рыбу на берег было не возможно, то рыбу засовывали в трусы, благо окуни попадались редко. Он то у нас и нащупал первого язя и взял его голыми руками. Всю бесперспективность этого способа лова мы ощутили на течении, где муть уносило сразу и руками рыбу было не взять, а уж на глубине тем более. А крупной рыбы хотелось все сильней, да и предки уже смотрели косо из-за того, что мы с утра до вечера пропадали на реке, без толку.

Выход был найден в создании ружья собственной конструкции. Придумать конструкцию ружья было делом не трудным, труднее было воплотить ее в жизнь, но мысль работала, а руки делали. Пружина от вилки переднего амортизатора мопеда, трубка от нее же, проволока, служащая спусковым крючком, кусок лыжной палки в качестве стрелы, и три гвоздя на 150, вот и вся конструкция, моего первого ружья. И оно получилось на славу, правда, чтобы взвести его 16-ти летним пацанам требовались усилия обеих рук и упор тыльной стороной ружья в живот, для чего на ружье была надета резинка от подножки мотоцикла «Урал». Но резинка не особо спасала, со временем на животе вырисовывался синяк. Первая вылазка с ружьем оказалась не удачной, выстрел в язя был точным, но острога, не имеющая ни каких зазубрин, рыбину не удержала. Идея зазубрин родилась внезапно. Просверлив тонким сверлом дырки в зубьях остроги, вставил два тоненьких гвоздика, загнул, заклепал их с двух сторон, получилась довольно сносная острога. И мои труды были вознаграждены, один из моих напарников нашел в корягах двух язей. Выстрел и не привязанная к ружью вилка уже несется на поверхности воды, но я вовремя ее схватил, и вот он первый убитый язь! Второго в этих же корягах убил я, после выстрела сразу схватил руками, боясь, что он уплывет вместе с острогой. Пришлось привязать острогу к ружью. С появлением в нашем арсенале ружья охота стала результативней. Без рыбы мы практически ни когда не приезжали, язи, голавли, сорога, не большие щучки, всегда присутствовали в наших уловах. Естественно в трусы такая добыча не убиралась, и мы стали использовать «куканы» кусок проволоки, закрепленный к тем же трусам. Изменялось снаряжение, менялся и подход к нырялке. Обычно мы ездили вчетвером. Двое ныряют, двое разжигают костер, затем менялись. Ныряли до посинения и стука зубов. На мели, где глубина меньше метра мы уже не ползали, а лезли все глубже. Особенно отличился в этом смысле я. И при погружении на глубину старались использовать силу течения, которое прижимало нас ко дну. Однажды при таком заныривании вблизи старой смытой водой и давно заброшенной ГЭС я, увлекшись погоней за рыбой, поднял вверх глаза и увидел сверху топляки, перекрещенные над моей головой, и мне первый раз стало жутко под водой.

Наши уловы становились все больше, однажды я даже умудрился убить из своего ружья двух язей одним выстрелом. Случилось это так. В одну из наших наиболее удачных нырялок, я нашел завал в котором было не большое окно сантиметров 15, и, присмотревшись, увидел две спины прижавшиеся друг к другу, это были язи. Окно было достаточным для того, чтобы в него прошла острога моего ружья. Стреляю, бросаю ружье и вверх за воздухом. Нырнув за рыбой, я понял, что из коряг ее так просто не вытащишь, пришлось подныривать снизу и снимать рыбу с остроги прямо под водой. Каково же было удивление моих друзей, когда я плыл к берегу, гребя двумя язями, в каждой руке по язю. Первый сезон нашей подводной эпопеи закончился удачно для меня, на последней подводной охоте сезона я убил семь язей и одного большого окуня грамм на 600. Первый сезон охоты запомнился мне надолго, и не только тем, что он был первым, а еще и количеством увиденной рыбы. Огорчало то, что в наших уловах не было судаков, но мы думали, что их попросту нет в нашей реке.

Новые сезоны охоты, новые впечатления…

Были и другие сезоны охоты… Я бы сказал, не совсем удачные из-за мутной воды и отсутствием рыбы. Не знаю почему, но не всегда удавалось найти и убить рыбу, может из-за того, что в конце августа без костюма много не поныряешь, а может, просто не везло. В один из таких не удачных сезонов. Мы с другом решили сплавиться на лодке по нашей речке. Завезли нас километров на 8 выше по реке и отправили в свободное плавание. Спускаясь по течению, мы кидали спиннинги. На всякий случай я взял с собой маску и ружье. Проплывая страшные омута, где все крутилось и вертелось, мы фантазировали на счет добычи, которая нас там ожидала, но нырять туда так и не решились. Остановились после одного из омутов у завала из деревьев. Мой друг не решился лезть в него, и мне ни чего не оставалось, как надеть маску и самому обследовать эти коряги. А обследовать было что. Два язя, один больше другого стояли под бревном. В небольшое окно в корягах я стал засовывать ружье, и с ужасом понял, что спина стоящего под корягой язя по ширине равна ширине остроги моего ружья, т.е. где-то 6-7 см. Предательски скрипнул курок, и язя как не бывало. Второй что поменьше остался, и был добыт мною, в нем было около полутора кг. О весе и размере ушедшего язя оставалось только догадываться. Еще запомнилась подводная охота в сентябре. День выдался жаркий, бабье лето, судя по лету, бабы были хорошие. Сидели мы на крылечке, я, батя, и зять (муж сестры), и так им выпить захотелось, что начали они меня уговаривать поехать на подводную охоту (повод слинять из дома). Какая охота думаю, середина сентября, но зять сказал, что они сами будут нырять, мне только нужно их довезти и снарядить. Ну, я и согласился. Привез их на место заплыва. Хлебанув водочки, зять полез в воду, что с его салом то не лезть, больше сотни весит. Язь стоял под кустами и зятю не давался. Тут я не выдержал, сняв с зятя маску и отобрав ружье, нырнул под куст, грохнул язя и на берег греться. Батя, ни когда не нырявший, тоже ломанулся, но холодная вода быстро успокоила его прыть. В итоге, не обещающая ни чего нырялка в сентябре, закончилась не плохо. Восемь язей и двух накушавшихся водки «окуней» привез я домой.

Надежда умирает последней, или так больше нельзя.

Шло время, пружина у ружья ослабла, и уже не прошибала рыбу, сходов стало все больше, да и мне было уж 20 лет, пришла пора «нового ружья». Откуда у студента деньги на ружье, пришлось делать по старой схеме, только пружина уже не от мопеда была, а от передней вилки мотоцикла «ИЖ-56», ружье стреляло убийственно. Язей прямо к бревнам приколачивало. Правда заедало частенько, да и самострелы бывали. Я бы, наверное, так и нырял в одной маске и с пружинным ружьем, и был доволен своим уловом, если бы не одна встреча, после которой я понял, что так больше продолжаться не может. Случилось это так. В один из августовских дней я приехал на одно из моих излюбленных мест, надеясь быстро найти там рыбу, но рыбы не было, даже сорогу, куда то унесли черти. И этих чертей я увидел метрах в ста вверх по течению. Черное тело, обутое в черные ласты барахталось под корягами, на которые у меня были большие надежды. И тут я с грустью понял, что меня обурили… Синий как курица последней категории, без единого хвоста, я вылез из воды, ругая последними словами этих заезжих молодцов. Ребята тоже видно наплавались, а на их кукане висела «моя» рыба. Надежда добыть рыбу у меня еще была. Чуть ниже, где река делала крутой поворот, был крутой яр, и лес там падал в реку кубометрами. Туда-то я и намеревался направиться, нужно было только немного отогреться. Я стал греться у костра, а заезжие хлопцы проехали мимо, им греться не надо, они в костюмах. Сердце обливалось кровью, когда, придя на заветное место, я увидел, что этот сезон для меня кончился полным безрыбьем. У моих конкурентов напротив дело шло более чем успешно, через каждые пять минут на берег летел или язь или судак или голавль. Когда я увидел кукан с рыбой, мне стало не по себе, восемь язей, пять судаков, несколько небольших голавлей и судак на 3,5 кг…. Я даже и представить не мог, что в нашей реке столько рыбы. Я подошел, и мы разговорились… Подводной охотой он занимался давно, и эти места как, оказалось, знал задолго до того как их узнал я. Посмотрел на мое снаряжение, удивился, как я ныряю без ласт на таком течении. Его снаряжение мне казалось просто чудесным. У него было два ружья  РПП, потрепанный костюм, скорей всего пятерка, и ласты дельфин ярославского производства. Домой я возвращался не солоно хлебавши. И на реку больше в ту осень не ездил.

Я ушел, чтобы вернуться!

Покупку нового снаряжения я решил начать с ружья. Так как наши магазины не особо приспособленные для подводной охоты не могли мне предложить хоть какое-нибудь ружье, я решил попытать счастья в Ярославле. Ярославский друг нашел мне пару магазинов, где могли быть ружья. И в одном из них я его нашел, выбрав короткий вариант ружья, так как видимость ограничена, а с длинным ружьем я решил, что в корягах я только запутаюсь, я сделал первое приобретение, стоило оно 1500 рублей. Короче моя месячная зарплата. Довольный я вернулся домой. Ружье травило воздух в не заряженном состоянии, но это меня не особо пугало. Разобрав ружье, выкинул лишние детали, подтянул все гайки, вроде все нормализовалось. Благодаря жаркому и засушливому лету вода просветлела уже в июне. И возвращаясь из очередной командировки, я и мой коллега решили остановиться в деревне у моих родителей, порыбачить на удочки, попариться в баньке, отдохнуть короче. Поехали на речку с удочками, а я все-таки решил взять маску и ружье, хотя батя заверял меня, что вода мутная. На удочки рыба не клевала, а у меня чесались руки, очень хотелось испытать новое ружье. И вот я в воде, прямо под удочками. Вода действительно оставляла желать лучшего, но охотиться было можно. Место было не плохое и рыбу не пришлось искать долго два язя и несколько сорог оказались на берегу. Новое ружье действовало безотказно, хотя воздух и подтравливало. Гонимые азартом, мы переехали на новое место, про удочки забыли вовсе. Продолжив нырять на противоположном берегу реки, я наткнулся на завал топляков. Топляки лежали крест на крест, а в вымоине под ними сновали язи, их было штук семь или восемь, и охота началась. После каждого выстрела язи разбегались, и приходилось их искать в завале снова и снова. После того как был убит третий язь, стрелять стало не кого, все разбежались. И я поплыл дальше вверх по течению к месту, где когда-то я убил своего первого язя. Вон он, затопленный водой куст ивы, тот самый. Время и вода сделали свое черное дело, куст замыло песком, и вокруг него сновали лишь мальки да головастики. Проплывая по краю зарослей из кувшинок, я заметил пятнистый бок. Место, где стояла в засаде хищница, я практически проплыл, и когда я попытался в нее прицелиться, она стала уходить. Стреляя в уходящую рыбину да еще из-под руки, я надеялся только на чудо, и чудо произошло. Рыба завертелась пронзенная стрелой насквозь. И вот она уже висит на кусте, щучка на полтора килограмма. Продолжая плыть по краю водной растительности, я увидел еще одну щуку, вернее ее бок, торчащий из лопухов. Выстрел, и только туча мути, поднятая уходящей щукой, осталась мне наградой. Но я не расстроился, первая охота удалась на славу. Рыбы хватило и мне и моему товарищу по работе, который до этого случая считал мои рассказы о подводной охоте лишь рыбацкими байками. Попарившись в баньке, мы вернулись в город, но я уже знал, где проведу следующие выходные. Дополнив свое снаряжение ластами, взятыми на прокат у деревенских ребятишек, я продолжал заниматься своим увлечением. С ластами нырять оказалось намного легче и результативней. Первый судак убитый мной на течении, на котором до этого не возможно было нырять, стал мне наградой. Каждые выходные я мотался к родителям на автобусе за 200 километров, благо родственники одобряли мое увлечение. Набив за выходные морозилку рыбой, я уезжал обратно. Летом у родителей всегда много народу, сестра с 2 племянницами, родственники регулярно приезжающие за грибами и ягодами, поэтому рыба уходила в лёт. В четверг на работе раздавался звонок, рыба кончилась, приезжай. И я ехал снова, и снова. На нырялку я ездил на мотоцикле, прихватив с собой одну из племянниц. Надо же кому-то рыбу собирать. И вот однажды в одну из таких поездок, я приехал на то самое место, где встретил опытного подвоха. Проплывая вдоль бревен лежащих вдоль реки на не большой глубине, я увидел силуэт рыбы, это был судак. Выстрел и огромная как мне казалось рыбина, валится на бок, не сделав ни одного движения. Это была самая большая убитая мной на тот момент рыба. В нем было чуть больше двух килограммов. Изобразив на песке вокруг судака танец дикой обезьяны, я вновь полез в воду. Отплыв чуть в сторону от места, где был добыт судак, я продолжал обследовать завалы из бревен. Заметив несколько бревен, как нарочно уложенных в ряд и создающих козырек над остальными бревнами, я стал приближаться к ним. Заглянув под козырек, я увидел доселе невиданное зрелище, сколько их там было, я не знаю, знаю только, что я стрелял как сумасшедший. Язи летели на песок один за другим руки и ноги тряслись, не знаю от холода или от азарта. Перезаряжая ружье, я поскользнулся на топляке и упал. Хвостовик стрелы отломился  и не входил в ствол ружья. Бегая по берегу и матерясь, я искал выход. Найдя два камня, как абориген я стал править гарпун. После получасового постукивания и обтачивания конец стрелы все-таки вошел в ствол ружья. И я продолжил охоту. Язи ни куда не разбежались, а лишь попрятались под бревна. Заглянув под одно из бревен, я увидел двух язей стоящих вдоль топляка. Вспоминая давнюю пословицу про погоню за двумя зайцами, я решил стрелять обеих. На этот раз поговорка прошла мимо, а стрела попала в цель. Два язя одним выстрелом, это я считаю не плохо. В тот день я настрелял полный рюкзак рыбы. Тот сезон был удивительным, рыба была везде, и в старых проверенных местах и в новых. Без рыбы не приезжал не разу. Улов состоял из язей голавлей, щук и сороги, судаки попадались реже, но все-таки попадались. Меньше пяти килограмм ни когда не привозил. Вся семья практически все лето сидела на рыбной диете. Жарили, делали рыбные котлеты, особенно тщательно подходили к изготовлению консервов в Русской печке. Ныряние в ластах давало свои результаты. Однажды приехав на старую смытую водой ГЭС, и ныряя на течении с которым и в ластах-то было трудно бороться, я увидел отмель идущую вдоль берега. От берега до отмели было метра три, и в этом промежутке было полно подмытых водой кустов. Самое удачное место для язей, и голавлей. Обследуя кусты, и ползя по отмели на брюхе, я увидел конкурента. Щука стояла прямо на отмели, практически у поверхности воды. В хвост, стрелять я не решился, и решил зайти с глубины. Нырнув в глубину, я стал подбираться к отмели. Так как отмель уходила в глубину почти вертикально, я практически уперся в бок щуки. Выстрел и стрела прошла навылет рядом с жаберной крышкой, щука даже не дернулась. Щука потянула на 2,5 килограмма. Дела с подводной охотой шли хорошо, но в конце августа стало холодать, и мысль о покупке костюма все чаще стала посещать, мою голову. Если сказать честно то она была там всегда, просто было нема золотого запасу. А тут отпускные, зарплата, короче я созрел. Костюм искал и в Ярославле и в Костроме, но цена, толщина, и комплектация ни как не сходились в одну точку. Деваться было не куда, и взвесив все «за» и «против», я купил себе костюм 5,5 мм Spora-sub (вроде так) куртка и штаны за 8500 руб. Сразу же ломанул на речку, хотелось испытать. То, что надо вешать грузов кил 10 я не задумался, «поныряв» с полчасика я понял, что от махания ластами в воздухе толку ни какого, надо делать груза. Взяв свинец от кабеля, добытый моим батей, сложив его в несколько раз, засунув его в камеру от мотоцикла, и продев сквозь свинец капроновый брючный ремень, я изготовил грузовой пояс. Жить стало легче, нырять тоже, однако нулевой плавучести все равно не было, но я на это внимания не обращал. Теперь я был практически полностью экипирован, не хватало носков и перчаток. Зато была рыба, и было можно по 2 часа болтаться в воде и выходить оттуда только из-за усталости или с целью переехать на другое место. И еще я же был в отпуске, и можно было каждый день наслаждаться подводной охотой.

Добавить комментарий

ФИО:
Электронная почта:
Тема:
Комментарий:
Для отправки комментария введите число, изображенное на картинке